Невероятно популярные передачи об экстрасенсорике и экстрасенсах в последнее время создаются по всему миру. Удивительно, что всего лет 10 назад об этих людях было известно крайне мало. Тем не менее они всегда существовали и исследования любого государства в этой области проводились во все времена. Что же это за сверх люди и как их феномен объясняет наука?

В одной из последних статей для Reality Sandwich исследователь Пол Деверо анализирует биофизические эксперименты доктора Майкла Персингера и Блейка Дотта из Лаврентьевского университета в Онтарио и, как видно из этих экспериментов, они переносят наше внимание обратно к физическим характеристикам явлений:

«Парапсихология, как правило, предоставляет свои доказательства в виде статистики, и поэтому всё это слишком легко становится объектом обвинений во «лжи, проклятой лжи и статистике» – как заслуживающим доверия мониторинге множества субъективных откликов на лабораторные испытания, но почему бы не провести эти с трудом повторяемыми паранормальные явления в эксперементальных условиях?

Когда доходит до дела, реальных паранормальных явлений – телепатия или предсказывание событий, явлений и т.д. – критики имеют тенденцию к одинаковым обвинениям восприятия или обмана в отношении претендентов и указывают на то, что в любом случае такие сообщения просто случайность и неприемлемы в качестве научных доказательств. Большинство учёных требует «неопровержимых» доказательств (а также общепринятые представления, несоответствующие переменчивой природе паранормальных явлений).

Но теперь исследование уважаемого Майкла Персингера с Блейком Дотта и их командой из Лаврентьевском университете в Онтарио, представило ситуацию так, словно упёртые скептики прекратили, наконец, столкновения на этой почве. Для этого Лаврентьевские исследователи взяли особый курс на стандартизацию парапсихологии – и сделали это блестяще.

Персингер, известный (или печально известный) за свой так называемый «шлем Бога», шлем, который удерживает электроды в месте его крепления на висках. Эти электроды генерируют запрограммированные модели слабых магнитных полей, которые массируют кору головного мозга в височной области, вызывая чувство невидимого «присутствия» и другие странные ощущения. (На самом деле, Персингер разработал эту процедуру для изучения неврологического использования магнетизма в терапии вместо фармацевтической продукции.)

Следом он и его коллеги разработали дополнительный прибор, получивший название «Осьминог» из-за множества электрических проводов. Вернее, устройство известно как циркумцеребральный магнитный симулятор (CMS), оно в основном состоит из соленоидов (катушек), установленных на расстоянии друг от друга на ободке, закрепленном вокруг черепа человека. Соленоиды контролируются компьютерной программой, которая позволяет им вращаться строго в соответствии со слабыми магнитными полями вокруг головы.

Эта магнитная стимуляция может влиять на мозг различными способами, в том числе частично нарушая так называемый 40-герцовый «связующий фактор» мозга, который обычно не позволяет вывести все наши входящие сенсорные сигналы в ровное, целостное восприятие мира. Переводя на нетехнический язык, это нарушение обычно позволяет сокращать или маскировать информацию от «Высшего разума» в достижении знаний. Часть этой информации, по-видимому, может обладать паранормальными качествами, какими бы они ни оказывались.»

Деверо упоминает, что он испытывал раннюю версию CMS устройства с провокационными результатами и чувствует, что дополнительные исследования в этой области имеют большое значение. Работа Персингера основывается на аналогичных работах, которые начали проводиться в таких университетах, как исследовательский центр Рейн в Дареме, Северная Каролина. Био-энергетическая лабоатория Рейн в течение последних 30 лет занимается исследованиями био-излучения фотонов от субъектов, инициирующих измененное состояние сознания. Такой вид исследования предоставляет более прямой подход в эксперементировании с проблемой взаимодействия разум-материя.

Еще одна интересная область исследований, возвращающаяся к корням исследований психики клинической паропсихологией, которую Аннелиза Вентол, исполнительный директор Ассоциации парапсихологии, кратко описала в последнем сообщении в Public Parapsychology. Вентол объясняет, что клиническая парапсихология является частью исследования, которое помогает «психотерапевтам, психологам, психиатрам, социальным работникам и семейным врачам, столкнувшимся с клиентами, которые сообщают о, несомненно, «паронормальных» волнующих явлениях, но не проявляют традиционных признаков психопатологии.»

Несмотря на скептические оценки явлений в СМИ, Вентол упоминает, что «существуют малочисленные амбулаторные клиники с профессиональными сотрудниками в Европе и Южной Америке, которые служат людям, пережившим паранормальные чрезвычайные ситуации.

Однако, шансы для этих людей в Северной Америке и других частях мира ограничены.» Как она отмечает, «различные или схожие – паранормальные явления могут рассматриваться как научно доказанные, но всё ещё являющиеся предметом споров. Но сообщения о неутешительных результатах паранормальных явлений от психологически здоровых во всех отношениях людей имеют широкое распространение.»

Этот вид исследования является центральным в работе исследовательского центра Рейн совместно с доктором Кристиной Симмондс-Мур из Университета в Западной Джорджии, которая специализируется на частичном совпадении между парапсихологией, клинической психологией и психическим здоровьем, и доктором Джимом Карпентером, о чьей терапевтической работе с эксперементаторами сообщает его недавняя публикация – Первый взгляд: психические переживания и паропсихология в повседневной жизни.

Неожиданные или спонтанные паранормальные явления могут быть травмирующими, а в случаях, где нет истории болезни или признаков психического заболевания, содержать указания на необходимость консультирования; всё это играет важную роль в исследовании минимальных областей человеческих возможностей.

(2656)