Каких существ только нет на нашей разнообразной планете, а мы стремимся к звездам,вместо того, чтобы посмотреть себе под ноги. Ведь порой даже в самом маленьком создании больше загадочности чем в громадном городе!
Встречайте: муравьи Атта. Крошечные насекомые, которые преуспели в сельском хозяйстве не меньше, чем человек, имеют налаженную коммуникацию, а матка способна к телепортации! И это далеко не все…

Что же это за муравьи?

Муравьи, которые создали эту систему, называются аттии — это триба мирмекологической группы насекомых семейства Formicidae, или муравьёв. Среди аттии наиболее известен вид атта — подобно большинству родственных ему, это насекомое американских тропиков. Однако триба представлена в тёплых частях Северной Америки несколькими разновидностями, причём одна из них забралась даже в Нью–Джерси. Эти существа живут общинами в своих городах, которые расположены под землей.

Это единственная известная форма жизни на Земле, которая, как и человек, занимается сельским хозяйством, и преуспели они в этом не меньше человека, если не больше. Но атта придумали и кое–что ещё, в чём они нас опережают наголову, это «кое–что» настолько невероятно, что почти не поддаётся нашей логике. Короче, это определённо система телекоммуникации, а возможно, вполне развитая, работающая система телепортации.

В основе цивилизации атта лежит сельское хозяйство. Оно заключается в выращивании определённых мелких грибков, которые высаживаются в рассадницах из листьев и обрезков лепестков. Листья и цветы муравьи собирают снаружи и приносят в города. Эти города могут достигать 16 метров в диаметре и 7 метров глубины. Жизнь города, и, в первую очередь воспроизводство населения, связана с этими сельскохозяйственными работами.

Атта приходится выходить наверх и заниматься сбором обрезков листьев. От муравейника расходятся радиальные дороги с подземными переходами, навесами, защищающими от сильных дождей, кольцевыми дорогами и даже с развязками по типу «кленового листа». По дорогам снуют потоки муравьев — пустые идут наружу, а навстречу им спускаются крохи, нагруженные кусочками листьев, которые напоминают огромные паруса на миниатюрных лодках. Взвешивая тысячи этих листьев, специалисты пришли к выводу, что их вес как минимум вдвое превосходит вес муравья. По крайней мере, у тех видов, которые мы изучали.

А теперь подбираемся к самому интересному.

Матки атта — это гигантские женские особи, которые только едят и размножаются. Будучи ещё небольшого размера, они улетают из своего родного города, совокупляются, спускаются на землю, вкапываются в неё и основывают новый город. Когда матка произвела на свет плеяду рабочих муравьёв, те начинают ухаживать за ней, а она тем временем вырастает до чудовищных размеров и увеличивает производительность своего «конвейера» яиц.

Для защиты матки рабочие муравьи сооружают бетонную камеру, настолько прочную, что разрушить её можно только при помощи тяжёлого лома. Камера полностью окружает матку, и только в самой нижней её части есть ряд небольших отверстий для входа и выхода подносчиков пищи, каналы для вывода экскрементов и прохода «акушерок», следящих за яйцами, а также жёлоб для яиц. Часто эти камеры достигают величины кокосового ореха, хотя они слегка сплюснуты и чуть удлинены, а толщина стенок может составлять три дюйма. Подходы к этим камерам в некоторых городах также бетонные.

Если добраться до камеры, в которой находится матка, и осторожно срезать её боковую часть, вы увидите, что всю камеру занимает большое насекомое, которое можно пометить тонкой струйкой краски из пульверизатора.
Пока камера остаётся открытой или прикрытой куском стекла, ничего не происходит. В таких случаях матка часто погибает или рабочие муравьи переводят её в другое место. Иногда она просто продолжает откладывать яйца, хоть и окрашенная. Однако, если вы закроете камеру всего на несколько минут, кое–что произойдёт. Матка исчезнет.
Это можно было бы объяснить — и раньше именно так и считали — тем, что муравьи убивают её и затем удаляют останки. Но не забывайте о краске, которую в отдельных случаях наносили в виде весьма причудливого узора.

Дальнейшие раскопки и поиски в том же самом городе, длившиеся иногда несколько часов, ошарашивали всех участников: в нескольких десятках метров от места исчезновения матки оказывалась ещё одна сверхпрочная бетонная камера, в которой находилась та же самая матка со всеми «опознавательными знаками» — она великолепно себя чувствовала, принимала пищу и откладывала яйца! Это наблюдали раз за разом.

Это мгновенное перемещение? А если нет, то как это происходит? Атта удаляют бетонную камеру длиной в фут, выкапывают тоннель диаметром от трёх до четырёх дюймов и длиной несколько ярдов, выкапывают ещё одну полость длиной два фута, заталкивают в неё матку и затем сооружают вокруг неё новую бетонную камеру? Невозможно представить себе, что муравьи атта за короткое — не более часа, пусть даже нескольких часов (пока экспериментаторы ведут поиски второй камеры), — время успевают выкопать тоннель длиной несколько десятков метров, соорудить новую «бетонную камеру» и перетащить туда матку.

Загадка муравьев атта пока не получила удовлетворительного разъяснения. Пока нет сколько–нибудь приемлемых доказательств феномен телепортации и еще никто не доказал, что опыты по телепортации можно воспроизвести — а именно это является основой научного доказательства любого явления. Впрочем, в последние годы о телепортации стали вполголоса поговаривать и в научном мире, прежде всего в среде физиков–ядерщиков, и то лишь в связи с бесконечно малыми частицами материи, которые можно рассматривать как нематериальные и потому не являющимися барьером для мгновенного перемещения столь же микроскопического масштаба.

ТЕЛЕПОРТАЦИЯ МУРАВЬЕВ АТТА

Телекоммуникация означает просто связь через расстояние или на расстоянии. Большинство наших чувств— и не забывайте, что их у нас по меньшей мере две дюжины, в том числе голод, жажда, чувство равновесия, электрических импульсов и теплоизлучения — являются средствами коммуникации, правда, большая часть их работает «на прием».

Невероятные атта живут в подземных городах, которые вмещают много миллионов обитателей — эти города могут достигать 50 футов в диаметре и 20 футов глубины. Жизнь здесь необычайно сложная, а сами города обладают такими же развитыми службами и управлениями, как и наши мегаполисы, только в отличие от наши;их системы функционируют безукоризненно.

В основе цивилизации атта лежит сельское хозяйство. Оно заключается в выращивании определенных мелких грибков, которые высаживаются в рассадницах из листьев и обрезков лепестков. Листья и цветы муравьи собирают снаружи и приносят в города. Жизнь города, и, в первую очередь воспроизводство населения, связана с этими сельскохозяйственными работами.

Воспроизводством занята одна или в лучшем случае несколько огромных маток, каждая из которых в несколько тысяч раз больше самого крупного рабочего муравья. От маток непрерывным потоком идут яйца, а сами матки находятся на строжайшей диете, за которой следят муравьи-«сиделки»—это позволяет выводить один из нескольких типов взрослых муравьев в соответствии с заранее заданным, сознательно определенным и регулируемым планом, касающимся всего населения города. Они не просто регулируют число жителей, но и соответствующим образом определяют диету каждого, с тем чтобы из него вырос муравей определенного типа, рабочий или какой-либо иной. Подобно пчелам, они могут создавать оплодотворителей маток нового типа, причем в любом требуемом количестве. Как бы там ни было, матка получает пищу только одного типа, и все яйца, производимые этой маткой, одинаковые.

Как я уже сказал, атта приходится выходить наверх и заниматься сбором обрезков листьев. От муравейника расходятся радиальные дороги с подземными переходами, навесами, защищающими от сильных дождей, кольцевыми дорогами и даже с развязками по типу «кленового листа». По дорогам снуют потоки муравьев — пустые идут наружу, а навстречу им спускаются крохи, нагруженные кусочками листьев, которые напоминают огромные паруса на миниатюрных лодках. Взвешивая тысячи этих листьев, специалисты пришли к выводу, что их вес как минимум вдвое превосходит вес муравья. По крайней мере, у тех видов, которые мы изучали.

Обвязав вокруг одного муравья тончайшую цветную нить, мы проследили его путь от одного из выходов из города и увидели, что он без остановки двинулся к одиноко стоящему дереву, до которого было примерно четверть мили. Затем он полез на это дерево. Мы наблюдали за ним с соседнего дерева высотой около 200 футов,причем наблюдение велось при помощи специального бинокля с точечным источником света. Муравей забрался в крону дерева, выбрал лист и принялся отгрызать от него кусочек.

Следуя как-то вечером за одним из наших помеченных муравьев, который, пошатываясь от ноши, возвращался в свой город, мы стали свидетелями самой настоящей дорожной пробки: весьма приличных размеров сучок, который тащил «наш» муравей, свалился на одну из дорог атта. Входящие и выходящие потоки муравьев смешались на протяжении нескольких ярдов. Вдруг среди них появилось несколько более крупных муравьев-«полицейских». Мы около двух часов наблюдали за свалкой, но в конце концов они сгребли в сторону старые листья и всякий хлам и соорудили обходной путь, по которому сразу же двинулись «работяги».

В ту ночь меня осенила идея: откуда там так быстро взялись муравьи-«полицейские», которые в обычных условиях расходятся на многие ярды друг от друга или же по пять-шесть «патрулируют» перекрестки и «кленовые листья»?

Я не стал дожидаться утра. Атта трудились поблизости, поэтому я встал, оделся, разбудил всех, мы зажгли все фонари и сразу же наткнулись на большую дорогу атта длиной около 200 футов, которая вела к одному из входов в город.

Когда мы установили необходимое оборудование и все разошлись по своим местам, и перегородил главную дорогу. «Движение» было весьма интенсивным, недавно прошел легкий дождь, время — 1.30 ночи. Результат моих действий — обычный хаос.

Примерно минуту ничего не происходило. Затем появился «полицейский», видимо, совершавший обычное «патрулирование», хотя он страшно торопился. Он врезался в толпу зевак, повел своими длинными антеннами вправо и влево (атта слепые), заставив тех, кого он ими коснулся, бросить листья у дороги, и, продолжая орудовать антеннами, двинулся дальше в толпу. Еще через минуту появилось еще несколько муравьев-«полицейских», которые принялись действовать так же. Эти полицейские пришли со стороны города и начали отгонять ненагруженных муравьев от заграждения на дороге, пока те не сбились в кучу, которая вскоре начала совершать вращательное движение по часовой стрелке. Тем временем что-то происходило с противоположной стороны заграждения на дороге. Вначале дорогу аккуратно выложили двумя рядами свежей зелени, и этот процесс двинулся в обратную сторону, да с такой скоростью, что мы едва успевали за ним! Полицейские и некоторые «рабочие» без груза вливались в накатывающий на них поток муравьев, покачивали антеннами, и бросание ли» стьев постепенно стало «мгновенным и одновременным».

Неожиданно на дороге из города появилась фаланга полицейских, которые шли шеренгами примерно по пять-десять муравьев — шеренга за шеренгой, «плечом к плечу». Когда это войско прибыло на место событий, первая шеренга просто вклинилась в массу «работяг» и те в мгновение ока бросились в сторону города, а, полицейские лишь «подравнивали» внешний край колонны и направляли ее по дороге.

Тем временем множество полицейских со всех сторон облепили преграду и встречали подходящих муравьев (то есть тех, которые направлялись в город, но уже без груза, так как самые первые патрульные уже пробежались по линии и заставили всех сбросить груз), направляя их в обход.

Затем полицейские организовали подходящих муравьев в бригады по очистке старой дороги и прокладке временного обходного пути — обход они соорудили поразительно быстро, причем на этой работе были задействованы и новые потоки муравьев, которые выходили из города за листьями; тем временем подходящие муравьи вернулись за своим грузом и направились в город новым обходным путем. Но самое удивительное состояло в том, что все «работяги», которые возвращались за своим грузом, шли не по дороге, а по ее левой «обочине», тогда как те, которым не пришлось бросать груз, двигались потоком по главной дороге.

Это противодвижение. шедших в город муравьев вновь заставило меня задуматься: откуда они узнали, что надо делать, сообщила ли им об этом полиция или нет?

В тот момент мы решили, что информация о неожиданном препятствии на дороге передавалась в муравейник путем простого и известного способа последователь ного контакта антеннами. Однако возник вопрос: можно ли при помощи системы контакта антенн передавать ин формацию с такой скоростью, как это было сделано в нашем случае?

Проще всего это было выяснить, создав препятствие на заданном расстоянии от входа в город и установив по обе стороны людей с секундомерами. Затем надо было просто посчитать. Мы сделали это, потом еще раз и еще. Результаты оказались как нельзя более убедительными.

Процедура была связана с весьма сложными математическими расчетами, касающимися длины муравья, выбросом его антенн, плотностью муравьев, их средним расстоянием друг от друга и тому подобное, но общие результаты свелись к следующему: даже если бы 60 тысяч муравьев одновременноповернулись в одну сторону и мгновенно коснулись антеннами друг друга, дошедший до города сигнал был бы в сто раз медленнее, чем скорость, с которой прибыла «полиция» и «солдаты»!

Следовательно, у атта есть телекоммуникационная система, причем не механическая—то есть действующая не за счет прикосновения.

Маловероятно, чтобы это была видеосистема — хотя бы просто потому, что полиция находится под землей, вне сферы зрения, да и глаз-то у полицейских нет. Запах тоже в высшей степени маловероятен, хотя надо сказать, что сейчас считается, что запахи имеют электромагнитную природу.

Тем не менее факт остается фактом: атта могут передавать информацию на расстояние примерно в две-три мили — речь идет о передаче информации о факте, требующем определенных действий, — причем передача этой информации происходит со скоростью, многократно превосходящей любые возможные механические устройства.

Есть несколько гипотез. Одна из них сводится к электромагнитным сигналам — но имейте в виду, русские, похоже, доказали, что телепатические сигналы человека не попадают в электромагнитный спектр. Они поместили восприимчивых к гипнозу субъектов в специальные приспособления, которые были экранированы от электромагнитных волн, и обнаружили, что телепатическая связь не прерывается. Другим типом сигнала является простая аудиосвязь, то есть звуковые волны.

Если все дело в последнем, то мы имеем альтернативу. Либо полицейские муравьи в глубине городов обладают какими-то сверхчувствительными органами приема аудиосигналов, или же информация транслируется через» всех муравьев (или через каких-то особых). Могут ли это быть обычные патрульные муравьи-полицейские? По-моему, вряд ли, во всяком случае, не раньше, чем полицейский прибывает на место, где что-то происходит— или начинает происходить.

Есть и кое-что еще.

Доктор Хелен Форрест из университета Ратгерс недавно сообщила о результатах длительного эксперимента по исследованию разных видов муравьев. Она обнаружила, что эти насекомые издают различные звуки за счет «щелчков суставами лап, потираний лапок и смыкания челюстей». Она также убедилась, что муравьи способны издавать и гораздо более сложные звуки или группы звуков при помощи так называемых «органов стрекотания», несколько напоминающих те, которые есть у кузнечиков и саранчи. Эти «органы стрекотания» похожи на две миниатюрные стиральные доски, которые могут различным образом вибрировать относительно друг друга. Доктор Форрест также заявила: «Возникшие в результате вибрации колебания воздуха может без всяких приборов усиления услышать человек, находящийся рядом с насекомым и обладающий тонким слухом». В качестве доказательства она представила магни-тозаписи звуков двадцати пяти видов муравьев!

Должно же быть объяснение. Или это и есть последнее слово относительно телекоммуникации атта?

Если это так, то мне хотелось бы добавить, что звуки, издаваемые муравьями, должны составлять язык, с помощью которого подробная и точная информация передается в нужный момент и на нужное расстояние. Любой полицейский офицер может послать сигнал «СОС». Кому-то надо не только принять его, определить происхождение, но и принять соответствующие меры. Вероятно, это достаточно дикая мысль, но давайте перейдем к тому, что потребует еще более невероятных объяснений.

Следующее и еще более невероятное наблюдние, касающееся атта, вообще не поддается объяснению. Это возможность телепортации. Этот термин, хотя и широко распространенный среди парапсихологов, фортеанцев и мистиков, пока, насколько мне известно, еще не получил адекватного толкования или определения. Изначально слово было задумано как описание мгновенного переноса твердых предметов или «материи» из одной точки в другую, и прежде всего через иную твердую среду. Другими словами, это «мгновенный перенос», или, как я предпочитаю в сокращении, МП.

Эта концепция или, скорее, убежденность, что такое возможно и существует в природе, очень полюбилась мистикам, но до недавнего времени «серьезная» наука, если и не игнорировала эту идею, то, во всяком случае, относилась к ней со страхом.

В последние годы об этом стали вполголоса поговаривать и ортодоксы, прежде всего физики-ядерщики, и то лишь в связи с бесконечно малыми частицами материи, которые можно рассматривать как нематериальные и потому не являющиеся барьером для МП столь же микроскопического масштаба. Тем не менее мы располагаем множеством сообщений о крупномасштабных МП, происходящих как в природе, так и в лабораторных экспериментах.

Но пока у нас нет сколь-нибудь конкретных удовлетворительных или приемлемых доказательств этого и еще никто не утверждал, что МП можно воспроизводить искусственно — а это является основой научного доказательства чего бы то ни было. Однако если бы удалось доказать факт существования МП, это перевернуло бы технологию до самого основания. Но. при этом наша жизнь, вероятно, настолько бы изменилась, что, боюсь, практику МП могли бы расценить как нежелательную и ввести на нее строгие ограничения.

Есть все основания полагать, что, возможно, телепортация является неотъемлемой частью жизни атта.

Если добраться до камеры, в которой находится матка, и осторожно срезать ее боковую часть, вы увидите, что всю камеру занимает большое насекомое, которое можно пометить тонкой струйкой краски из пульверизатора.

Пока камера остается открытой или прикрытой куском стекла, ничего не происходит. В таких случаях матка часто погибает или рабочие муравьи переводят ее в другое место. Иногда она просто продолжает откладывать яйца, хоть и окрашенная. Однако, если вы закроете камеру всего на несколько минут, кое-что произойдет. Матка исчезнет.

Это можно было бы объяснить — и раньше именно так и считали — тем, что муравьи убивают ее и затем удаляют останки. Но не забывайте о краске, которую в отдельных случаях наносили в виде весьма причудливого узора.

Дальнейшие раскопки и поиски в том же самом городе (как вы понимаете, с самого начала этой главы речь идет о муравейнике), длившиеся иногда несколько часов, ошарашивали всех участников: в нескольких десятках метров от места исчезновения матки оказывалась еще одна сверхпрочная бетонная камера, в которой находи» лась та же самая матка со всеми «опознавательными знаками» — она великолепно себя чувствовала, принимала пищу и откладывала яйца! Это наблюдали раз за разом.

Это МП? А если нет, то как это происходит? Нас хотят убедить, что атта удаляют бетонную камеру длиной в фут, выкапывают тоннель диаметром от трех до четырех дюймов и длиной несколько ярдов, выкапывают еще одну полость длиной два фута, заталкивают в нее матку и затем сооружают вокруг нее новую бетонную камеру— и все это за несколько часов. Это предположение не выдерживает критики, так как во всех сообщениях говорится, что матки исчезают из таких камер в течение нескольких минут—при этом камера даже не разрушается.

Не разумнее ли было бы предположить, что атта, обладающие развитой системой телекоммуникации, также создали систему телепортации самых важных членов своего общества, срабатывающую в экстренных случаях?

С точки зрения некоторых специалистов во всем этом есть что-то очень неприятное. Подобные вещи явно противоречат всему тому, чему нас учили, тому, что мы привыкли видеть, и тому, что нам нравится. Но если задуматься, почему такая негативная реакция? Неужели это раздражает больше, чем электрический ток, который, будучи подведенным к одному концу металлического Провода, делает на другом его конце «полезную работу»? В конце концов, до самого последнего времени ни у кого не было четкой теории, что же такое электроэнергия.

Через материю проходит звук, через материю проходит свет, так почему материя не может проходить через. материю? В любом случае материя на 99 процентов состоит из «дырок», и струёй воды из шланга любой может насквозь пробить мелкую проволочную сетку.

Если нам удастся понять принципы МП, выход в дальний космос и даже другие галактики может оказаться чрезвычайно простым — может быть, это сведется всего лишь к вопросу «просачивания» к звездам.

http

(12027)