Свету присущи два очевидных физических свойства – цвет и прозрачность. Действительно, свет может быть белым, желтым, красным, зеленым, фиолетовым или иметь другие цвета, которые мы можем увидеть где угодно, будь-то фонари уличного освещения на столб или любой другой объект. Прозрачность подтверждается тем, что сквозь свет мы видим материальные предметы. Прозрачностью обладает свет любого цвета. И свет – это не газ, не твердая и не жидкая материя. Я намеренно не говорю о волновой и корпускулярной природе света, так как перед нами стоит другая задача.

Все знают, что в космосе темно. Однако мы видим свет звезд. Это говорит о прозрачности космоса. Аристотель считал, что огонь виден во тьме, потому что свет передается через тьму, сообщая ее прозрачность. Абсолютно прозрачным Аристотель считал эфир. Но раз космическое пространство прозрачно и имеет цвет, в данном случае черный, следовательно, оно представляет собой свет! Черный свет! В то же время и белый свет также прозрачен. Если бы он не был прозрачен, то пространство вокруг Солнца было бы белым, а не черным. Свет шел бы пучками белого света, хорошо видимыми для наблюдателя с Земли. Однако ничего подобного не происходит. Белый свет проходит сквозь черный, а черный сквозь белый, и оба при этом сохраняют свои характеристики и не изменяют характеристик другого.

Источником белого света для нас является Солнце, а вот что является источником черного света? У меня на данный момент есть только предположение: источником черного света являются черные звезды (или, как их еще называют, «черные дыры»). Почему бы и нет? Если существуют звезды голубого, красного и коричневого цвета, то почему бы не существовать и звездам черного цвета?

В древних источниках черный свет, который невозможно увидеть, считался символом скрытого божества. Секта гностиков — мандеев, потомков древних вавилонян, почитает Иоанна Крестителя и свет звезд, считая первоначальный свет своим божеством… А покалиптические и эсхатологические идеи связаны с метафорой конца света, который мыслится как реальный… Свет, по мнению Беркли, — это язык Бога, смутно понимаемый нашим чувством. По древнекитайским представлениям, мировой процесс реализуется, определяясь различными соотношениями сил света и тьмы… На буддийском Востоке «понять Великий Свет» — одна из главных символических процедур. Осуществлять ее надо так, чтобы не осталось ни объекта, ни субъекта, ни физического, ни эмоционального, при этом пользоваться лишь все охватывающей средой самого света. В древней книге «Печати сердца» говорится: «В молчании при рассвете, ранним утром ты улетаешь по лучу вверх». Даосская алхимическая работа основывается на круговращении света, на возможности обратить его вспять. (Стр. 443-445, энциклопедия «Символы, знаки, эмблемы»/ Авт.-сост. В Андреева и др. — М.: ООО «Издательство «Астрель»; ООО «Издательство «АСТ», 2004).

Ассоциативная связь этих идей сохраняется в переводе суфийской фразы: «Путь скрыт в темноте» («Дар тарики тарикат»). Считается, что использование черно-белого шахматного порядка было подсказано суфиям в седой древности и символизировало эту двойственность. Во многих отношениях ритуалы суфийских собраний увековечили это чередование света и темноты, черного и белого. Один из подобных обрядов состоит в том, что половину места собрания покрывают черно-белой материей. Другой заключается в попеременном включении и гашении лампы.

Чтобы еще раз проиллюстрировать мысль о том, что не все таково, каким кажется, уместно упомянуть о знаменитом опыте французского инженера Августина Френеля, поставленном им в 1816 году в Парижской Академии, в результате которого свет, соединившись со светом, породил тьму. Он же сделал вывод о поперечности световых колебаний.

«Тела, поглощательная способность которых максимальна, т.е. такие, которые поглощают все падающие на них лучи, называются абсолютно черными. Такими телами являются, например, толстый слой сажи или платиновая чернь; но не следует, вообще говоря, представлять себе абсолютное черное тело непременно темным — в известных условиях оно может быть столь же светлым, как добела накаленный металл (например, электрически накаляемый платиновый цилиндр, заключенный в цилиндр огнеупорного материала, — абсолютно черное тело Луммера и Принсгейма).» ( З. Цейтлин.)

У всех ангелов два лица. В мифологии их обычно представляют имеющими черное и белое лицо.

А. Бутлеров, профессор химии и выдающийся ученый, указывает на наблюдения, сделанные Джоном Леббоком в отношении чувства цвета у муравьев. Этот выдающийся ученый обнаружил, что муравьи не позволяют своим яйцам оставаться на свету и немедленно уносят их из освещенного участка в темное место.

Но когда луч красного цвета был направлен на эти яйца (личинки), муравьи не трогали их, как если бы они были в полной темноте: они хранят свои яйца независимо от того, падает ли сверху красный свет или же существует полная темнота. Красный свет для них как бы не существует: поскольку они его не видят, он для них все равно что темнота.

Впечатления, производимые на них яркими лучами, очень слабы, особенно если они близки к красному, то есть в оранжевой и желтой части спектра. Наоборот, муравьи кажутся исключительно восприимчивыми к таким лучам, как голубой, синий и фиолетовый. Когда их гнезда освещали частично фиолетовым и частично красным светом, они немедленно переносили свои яйца из фиолетовой в красную область. Таким образом, для муравья наиболее яркими из всех лучей солнечного спектра являются фиолетовые, поэтому их чувство цвета совершенно противоположно аналогичному чувству человека.

Этот контраст еще более усиливается благодаря другому факту. Помимо видимой части солнечного спектра, в нем содержатся так называемые тепловые лучи (ультракрасные) и химические (ультрафиолетовые). Мы не видим ни тех, ни других и называем их невидимыми лучами; муравьи же воспринимают их прекрасно, поскольку, как только их яйца подвергаются действию этих невидимых лучей, муравьи утаскивают их из этого совершенно темного (для нас) поля в то, которое освещено красным светом; таким образом, для них химические лучи являются фиолетовыми. «Благодаря такой особенности предметы, которые видят муравьи, выглядят для них совершенно по-другому, чем для нас; очевидно, что эти насекомые обнаруживают в природе такие цвета и оттенки, о которых мы не имеем и не можем иметь ни малейшего понятия. Примем на мгновение, что в природе существуют такие объекты, которые поглощали бы все лучи солнечного спектра и отражали бы только химические лучи: такие предметы остались бы совершенно невидимыми для нас, тогда как муравьи воспринимали бы их очень хорошо», — говорит этот профессор». (Стр. 455, Е.П.Блаватская, «Скрижали астрального света». Москва: Изд-во «Эксмо», 2004 г.)

Если довести до логического завершения мысль о существовании черного света, присутствующего в отличие от белого всегда и везде, то недалеко создание материала, вернее покрытия, способного интенсивно отражать даже незначительный источник света. Представьте себе комнату, в которой светятся стены и потолок, дающие свет желаемой интенсивности и цвета. Это покрытие не имеет внешнего источника питания. Принцип его действия основан на правильно разработанной отражающей способности материала либо состава. Представьте цеха, не требующие электричества для освещения. Сам потолок дает спокойный желтый свет, станки светятся зеленым неотвлекающим светом. В этом случае исчезает необходимость усиленного освещения отдельных мест, потому что все окружающие нас поверхности светятся и излучают (правильнее будет сказать, отражают) столько света, сколько необходимо. Ученым следовало бы сосредоточиться на решении этой задачи. Это позволило бы исключить саму возможность энергетического кризис а, остановить уничтожение природных ресурсов планеты и, наконец, прекратить страшное в масштабах Вселенной преступление — сжигание электричества.

Смирнов Александр Николаевич, кандидат философских наук

(3145)