Неделю назад со своей семьей и другом ездили в удивительный пещерный город: Эски-Кермен, расположенный недалеко от Бахчисарая, Крым. Впечатлений — масса, фото — так же. Надеюсь, данная статья сможет передать Вам атмосферу, царящую в этом мистическом городе.
Да, ОЧЕНЬ рекомендую уголок Крыма к посещению. (Y)

Эски-Кермен переводится с татарского как «старая крепость». Он одновременно и дикий, нетронутый временем, и какой-то мягкий, домашний, если можно так сказать. В отличие от Чуфут-Кале, еще с советских времен превратившегося в большой магазин сувениров и место проведения фольклорных фестивалей, и Ман-гупа, в котором не прекращается междоусобица между осваивающими пещерные греческие монастыри монахами-неформалами, севастопольскими бомжами и татарами, Эски-Кермен никогда не был объектом массового туризма. Правда, посещение Старой Крепости в советские времена входило в экскурсионные маршруты (до сих пор существует маркированная тропа: Челтыр-Коба — Мангуп-Кале — Эски-Кермен), но посещали город в основном сознательные туристы, а не «матрасники», наносившие серьезный урон древним развалинам. Фермерские хозяйства, расположенные под Эски, уберегли городище от нашествий неформалов, селящихся в пещерах и превращающих оные в галереи андеграундного искусства. Короче говоря, Эски-Кермен избежал губительного влияния современной цивилизации и дошел до нас в первозданном виде. Вероятно, поэтому не обходят Эски-Кермен вниманием киношники -здесь снимался фильм «Девятая рота» и происходила экранизация рок-оперы «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты»…

Первое, что мы увидели, подходя к Эски-Кермен со стороны села Красный Мак, это так называемых «черных археологов», как грачи, копошащихся на пашне. Колхозное поле, а по нему бредет вереница людей с металлоискателями и саперными лопатками на поясах. То и дело кто-то из них останавливается и выковыривает нечто из земли. Ищут наконечники стрел, копья, пуговицы, монетки, штыки времен Крымской войны… Местные жители рассказывают, что с налетами «кладоискателей» никто особо не борется. И хотя в их находках, как правило, ничего ценного нет, и собираемые на полях артефакты годятся разве что для блошиных рынков, все равно обидно, когда кто-то ради денег беззастенчиво роется в человеческих останках. Хотя при более разумном подходе, который демонстрируют некоторые местные археологи-энтузиасты, здесь за несколько лет можно собрать целую коллекцию старинного оружия или солдатской амуниции. В самих же пещерных городах действительно находят ценные экспонаты. Но туда, на плато, «пираты», слава богу, не суются — слишком заметно. Эски-Кермен в 30-е годы раскапывала археологическая экспедиция известного ученого Н. И. Репникова. Среди находок были, например, толстостенные амфоры высотой до 30 см. Хотя дилетанту это может показаться мелочью, но такие сосуды находят только в Крыму, да и то в очень малом числе, и на аукционах подобная амфора может стоить больше, чем золотые украшения той же эпохи.

РАСПОЛОЖЕНИЕ
Эски-Керменское плато — один из так называемых «столовых» останцов средней гряды Крымских гор, плоская скала, отвесно возвышающаяся над окружающей ее равниной. Как и вся средняя гряда, Эски-Кермен состоит из мягких известняков, миллионами лет «созревавших» из остатков моллюсков на дне Черного моря. Кстати, иногда в своде пещер можно увидеть остатки ископаемых раковин. Мягкость скальных пород и часто встречающиеся в них естественные гроты сделали Крымские горы идеальным местом для строительства пещерных городов.
Кстати, сам термин «пещерные города» не вполне корректен. Их жители, вопреки расхожему мнению, не были троглодитами, проводившими свою жизнь под землей. Обитали жители пещерных городов в домах, как правило, двухэтажных. Только ведь глины, из которой можно делать кирпичи, в горах нет. Дома строили из камня, добываемого из тех же скал. А чтобы образовавшиеся пустоты не пропадали без дела, их облагораживали и использовали в качестве подсобных помещений. Собственно, в скалах находились в основном оборонительные сооружения (ни одна стена не сравнится по крепости с цельной скалой) и храмы, построенные монахами, у которых не хватало сил и средств, чтобы построить наземную церковь. Но наземные постройки не выдержали испытания временем, и жители окрестных сел, которые также нуждались в строительном материале, растащили камни развалин по своим усадьбам.

Эски-Кермен находится в двадцати километрах от Бахчисарая, рядом с поселком Красный Мак. До Красного Мака от Бахчисарая ходят маршрутки, а дальше нужно добираться пешком -километров шесть по проселочной дороге до карьера и фермерских хозяйств.
Первое из частных владений — казачий хутор. Правда, казаки тут вполне мирные — шашек и нагаек у них нет. Занимаются коневодством и организацией экскурсий по пещерным городам. На территории казацкого конезавода находится храм Донаторов — вырубленная у вершины скалы церковь, а рядом с ней — заросли кизила и яблонь. Проход к храму и кизилу совершенно свободный. Единственное, что омрачает пребывание на территории казаков — это их скакуны, занимающиеся форменным вымогательством. Они плотным кольцом окружают путешественника и не дают прохода, пока не получат подачку. С полегчавшими рюкзаками направляемся к другому хозяйству — воротам с надписью «Эски-Кермен». Правда, ведут они не в пещерный город, а прямо в противоположную сторону. Однако, владения фермера посетить придется все равно: на самом плато нет воды, поэтому, если на Эски-Кермен идешь с ночевкой, необходимо запастись водой. Приветливые хозяева не только снабжают водой — как оказалось, ключевой и очень вкусной, а предлагают задержаться, чтобы порыбачить на пруду и выпить пива.

На пути к Эски-Кермену любители экстрима могут попытаться взобраться на «Девичью башню». Дев там отродясь не видали — на ней несли вахту дозорные, предупреждающие солдат оборонительного комплекса, расположенного в соседней скале, о приближении неприятеля. Подниматься на башню придется сначала по шаткой лестнице, а дальше карабкаться по веревке, укрепленной на вершине хозяевами поместья. Зато, взобравшись на скалу и осмотрев башню, можно прогуляться по девственно чистому можжевеловому лесу. И вот по тропинке поднимаемся до «северной калитки» — одной из расщелин в скалах, по которой можно взобраться на плато, преодолеваем марш ступеней древней лестницы и вступаем в город…

ЖИВНОСТЬ


Первое впечатление от Эски-Кермен — это не древние развалины, а птичье царство. На деревьях — стая воронов (Corvus сотах) с удивительно умными лицами. Кто знает, а вдруг предания о анимагах — животных, в которых переселились души колдунов, — это не пустые россказни?.. Прямо на тропинке, ведущей к плато, валяются перья и обглоданные скелеты голубей. Мы явно попали в чьи-то охотничьи угодья. А вот кружит и сам охотник — степная пустельга (Tinnunculus cenchris), высматривает гнездящуюся в трещинах скал добычу. Местные жители уверяют, что летом на Эски иногда залетают грифы и степной лунь. А вот серую неясыть (Strix aluco), еще одну птицу, которой приписывают магические свойства, мы хоть и не видели, но слышали настолько отчетливо, что из-за ее уханья не могли заснуть.

ОСАДНЫЙ КОЛОДЕЦ


Идем по восточной стороне плато к главным воротам Эски-Кермена, южному входу в город, сооружения которого и показывают обычно туристам. Перед нами четырехугольное отверстие в скале — это не что иное, как вход в знаменитый осадный колодец, через который в Эски-Кермен проникли захватчики.

Как только в Крыму появились ордынские войска, богатый город стал для степняков лакомой добычей. Красивый, богатый, со светильниками для сада, его было видно издалека. Долгое время Эски-Кермен был неприступен. Извилистая дорога, ведущая к главным воротам города, надежно защищалась рядом оборонительных сооружений. Пройдя через первые ворота, находящиеся под скалой, непрошенные гости попадали под перекрестный огонь из двух башен. Так называемые «калитки» — узкие расщелины в скалах, по которым можно залезть на плато, — также находились под охраной. Город окружали мощные стены, а водой его снабжал высеченный через всю толщу скалы колодец, питаемый из источников, бьющих у подножия плато. До сих пор сохранились вместительные зернохранилища, позволявшие жителям Старой Крепости выдерживать долгую осаду.

Кочевники были мужественными воинами, но совершенно непригодными для того, чтобы держать длительную осаду. Воины жаждали добычи и драк. А, когда вместо увлекательной резни беззащитных граждан, они были вынуждены сидеть под стенами, осыпаемые стрелами противника, резня начиналась внутри самого войска. И с буйным нравом степняков не мог совладать ни один вождь. Пришлось бы ордам Ногая уйти, несолоно хлебавши, но помогла человеческая подлость. Среди жителей окрестных сел нашелся предатель, который показал, где колодец ближе всего подходит к стене скалы. Ночью захватчики пробили в стене колодца брешь, и перебив стражу, захватили главные ворота. Город опустел. Те, кого миновали сабли татар, вынужден был уйти из города — в Эски-Кермене больше не было воды…

Спускаемся в колодец. Мой спутник упорно отказывается туда лезть. Забираю у него кофр с аппаратурой и начинаю понимать его нежелание погружаться в историю. Лезть по обвалившимся ступеням с болтающимся ящиком — занятие не из приятных. Но все же на четвереньках преодолеваем шесть пролетов лестницы. Через пробитую захватчиками брешь видно подножье плато. Дальше пути нет — последние пролеты лестницы не выдержали бремени веков. Фотографируем колодец — и назад, к солнцу.

Осматриваем «стандартные» достопримечательности Эски — развалины базилики, казематы, пещерную церковь, рабочее место сборщика подати, взимаемой при въезде в город, — интересно, что пещерка таможенника сохранилась лучше всего. Воистину, деньги и налоги вечны. И по колесной дороге спускаемся к прудам, где начинается тропа в следующий пункт нашей экспедиции — скальный монастырь Шулдан.


Здесь читатель вправе возмутиться, а где же описания самого города — всех его пещер, храмов, башен? А его просто не будет. Зачем? Ведь все это описано уже сотни раз. И, что самое главное, каждый может побывать в Эски-Кермене и увидеть все своими глазами.

(3108)