Шри Раджниш, йог, гуру

Индийский йог Шри Раджниш известный во всем мире как философ, неоиндуистский гуру, мистик, «секс-гуру» в конце концов, в течение всей своей жизни старался как можно глубже постичь сущность человека, а так же его внутренний мир, чему и учил своих последователей. С его мыслями о строении нашего мозга, а точнее постоянном противодействии левого и правого полушария: Иррациональности против порядка стоит познакомиться

Когда доминирует правое полушарие, человек склоняется ко всему нелогичному, иррациональному, поэтическому, религиозному. Когда возобладает левое, он тяготеет ко всему логическому, рациональному, математическому. По сути, левое полушарие — это рассудок. Работа же правого полушария находится за пределами рассудка, оно действует интуитивно, вспышками, его работа иррациональна.

Уже из этого различения вытекают нетривиальные следствия. Богачи и карьеристы — это те, кто живёт левым полушарием, которое всё время прикидывает, рассчитывает, планирует; они коварны, хитры, циничны.

Простодушным, прямым и простоватым правополушарникам трудно конкурировать с ними в житейских коллизиях, и потому они в целом не так удачливы и богаты, как левополушарники. Вот почему, считает Раджниш, никакие революции в мире не смогут устранить разницу состояний: как только социальное потрясение стабилизируется, к власти снова приходят такие же левополушарники, как и правившие прежде.

Другой неожиданный вывод: среди мужчин преобладают левополушарники, а среди женщин — правополушарницы. Восставая против мужского засилья и затевая борьбу за равноправие, женщины поневоле становятся такими же логичными, рациональными, убедительными. И если когда-нибудь в этой борьбе победят женщины, то в самый момент своего триумфа они полностью подчинятся велениям левого полушария, то есть станут по сути теми же мужчинами!

Недаром, говорит Раджниш, женшины, проповедующие равноправие с мужчинами, потеряли всё своё изящество, тонкость и обаяние, которые даются интуицией. Бороться с кем-либо вообще очень опасно: рискуешь стать похожим на своего врага, используя те же средства. И часто к моменту победы над врагом человек становится врагом самому себе!

В действительности, говорит Раджниш, меняются только поверхностные вещи, а глубоко внутри нас продолжается тот же самый конфликт — между двумя половинками нашего ума. И пока он не разрешится внутри человека, он не может разрешиться нигде. Если место соединения двух половинок мозга укрепить настолько, что два ума исчезнут и станут одним, возникнет интеграция, кристаллизация, то есть встреча мужского и женского внутри, встреча инь и ян, встреча левого и правого, встреча логики и интуиции, Аристотеля и Платона.

Но если борьба между женским, изящным, умом и мужским, эффективным, происходит внутри, то изяшное обречено на поражение, ибо мир понимает язык математики, а не любви. «Но в то мгновение, когда твоя эффективность побеждает изящество, ты теряешь связь со своим собственным существом», то есть с душой. Ты станешь очень эффективным, но не будешь больше настоящим человеком, потому что превратишься в машину, в автомат.

Вот что говорит Раджниш:

Мозг, левое и правое полушарие

«Если в тебе постоянно главенствует левое полушарие мозга, у тебя будет очень успешная жизнь — такая успешная, что к сорока годам у тебя будет язва желудка, а к сорока пяти с тобой случится один или два сердечных приступа. К пятидесяти годам ты будешь почти мёртв — но успешно мёртв!

Ты можешь стать великим учёным, но ты никогда не будешь великим существом. Ты можешь накопить достаточно богатства, но потеряешь всё, что только есть достойного. Ты можешь завоевать весь мир, как Александр Великий, но твоя собственная внутренняя территория останется незавоёванной.

Многое привлекательно в том, чтобы следовать левому полушарию, это мирское полушарие; оно более заботится о вещах — о машинах, домах, власти, престиже. Это ориентация человека, которого в Индии называют грихастха — домовладелец.

Правое полушарие — это ориентация санньясина, то есть того, кого более интересует его внутреннее существо, его внутренний покой, его блаженство и который менее заботится о вещах. Если они приходят легко — хорошо; если они не приходят — тоже хорошо. Он более заботится о текущем мгновении, менее — о будущем; он более заботится о поэзии жизни, чем о её арифметике.

Можно прожить жизнь, следуя арифметике, а можно прожить жизнь, следуя снам и видениям. Это совершенно разные образы жизни».

Все дети, говорит Раджниш, живут из правого полушария; они видят привидения и фей повсюду. Но взрослые мало-помалу переубеждают ребёнка. И потому он забывает все сны, мифы, поэзию. «Конечно, он становигся эффективным в математике — и почти калекой и парализованным в жизни, ибо превращается в обыкновен ный товар на рынке, и вся жизнь его становится просто мусором — хотя, конечно, мусором, ценным в глазах общества.

Санньясин — это тот, кто живёт из воображения, кто живёт из мечтающего качества своего ума, кто живёт поэзией, кто поэтизирует жизнь, кто смотрит посредством видений — тогда деревья для тебя зеленее, тогда птицы красивее, тогда всё приобретает сияющее качество. Если ты смотришь из правого полушария, всё становится божественным, священным».

«Загляните в Евангелие, посмотрите на изречения Иисуса — они просты. Он говорит: «Мой Бог — на небесах. Я его сын, он мой отец». Не спрашивай, почему. Он не сможет доказать этого в суде, он просто скажет: «Я знаю». Если ты его спросишь, кто ему это сказал, по какому авторитету он говорит все эти вещи, он скажет: «По своему собственному авторитету. У меня нет никакого другого авторитета».

Рациональный ум, говорит Раджниш, не может понять Иисуса… Он был распят левым полушарием, потому что сам Иисус был человеком правого. Он был распят из-за этого внутреннего конфликта в людях.

Чтобы объяснить, что такое жизнь человека правого полушария, Раджниш рассказывает одну из дзэнских притч.

«Сын взломщика, заметив, что отец стареет, попросил научить его этому ремеслу, чтобы он мог продолжать семейный бизнес, когда отец удалится от дел. Отец согласился, и этой же ночью они вместе взломали дверь и вошли в чей-то дом. Открыв большой сундук, отец велел сыну влезть в него и вынуть одежду. Как только мальчик оказался внутри, отец запер сундук и зашумел, чтобы поднять на ноги весь дом. Затем он тихо ускользнул. Запертый в сундуке мальчик испытывал гнев и ужас и не знал, как ему выбраться…»

Отец мальчика, комментирует Раджниш, понимал: взломщик живёт не логикой, а интуицией. И потому он создаёт для сына опасную ситуацию, чтобы посмотреть, сможет ли он выбраться из безвыходного положения, то есть из неизвестности, с которой взломщик сталкивается всегда. И это был также единственный способ научить сына этому неизвестному, то есть чему-то от правого полушария.

Мальчик не знал, что делать. Способа выбраться из сундука с помощью логики у него не было. Ум мальчика остановился, думать было бесполезно. «Вдруг, — объясняет Раджниш, — его осенила идея… Только в опасных ситуациях, в которых левое полушарие не может действовать, оно позволяет в качестве последнего средства высказаться правому. Вдруг его осенила идея — он замяукал, как кошка.

Семья велела служанке взять свечу и осмотреть сундук. Когда крышка была отперта, мальчик выпрыгнул наружу, задул свечу, оттолкнул в сторону служанку и выбежал. Люди бросились за ним. Заметив у дороги колодец, мальчик бросил в него большой камень, а сам скрылся в темноте. Преследователи собрались вокруг колодца, чтобы посмотреть, как тонет грабитель».

Поведение мальчика у колодца тоже не от логического ума, говорит Раджниш. Потому что логическому уму нужно время, чтобы всё обдумать. Но когда за тобой гонятся и твоя жизнь в опасности, у тебя нет времени думать. Не мальчик решил бросить камень, это просто случилось. Это было не логическое заключение: он не думал, всё делалось как бы само собой. И преследователи остановились, думая, что грабитель утонул в колодце.

Когда мальчик добрался до дома, он был в сильном гневе и хотел передать отцу всю эту историю; но отец сказал: «Не беспокойся о подробностях. Ты здесь — значит, ты научился искусству».

Раджниш говорит: «Подробности бесполезны там, где речь идёт об интуиции, потому что интуиция никогда не повторяется. Подробности ценны, когда дело касается логики; поэтому логичные люди вдаются в мельчайшие подробности, чтобы, если повторится такая же ситуация, они знали, что делать. Но в жизни взломщика одна и та же ситуация не повторяется никогда».

В реальной жизни, говорит Раджниш, одна и та же ситуация тоже никогда не повторяется. Ты должен действовать как бы в неизвестном из неизвестного.

«В такой опасности, в какой мальчик оказался внутри сундука, сознание становится очень острым — оно к этому принуждено. Поскольку на карту поставлена жизнь, ты совершенно пробуждён. Вот таким абсолютно пробуждённым человек должен быть всегда.

Каждый раз, когда ты загнан в угол и логика терпит поражение, не отчаивайся, не впадай в безнадёжность. Эти мгновения могут оказаться величайшим благословением для твоей жизни. Именно в эти мгновения левое полушарие позволяет правому поступить по-своему». «Всё искусство в том, — говорит Раджниш, — как действовать из женской части ума, потому что женственная часть ума соединена с целым, а мужская — нет.

Мужская часть находится в постоянной борьбе; женственная же — в постоянной самоотдаче, в глубоком доверии. Поэтому женское тело так красиво, так кругло. В нём есть глубокое доверие и глубокая гармония с природой».

«Сердце женственно. Ты многое упускаешь в жизни, потому что голова не позволяет говорить сердцу. А единственное качество головы в том, что она более чёткая, хитрая, опасная, насильственная».

«Но глубоко внутри продолжает существовать женственный ум. И пока ты не вернёшься в женственное и не сдашься, пока твои сопротивление и борьба не станут капитуляцией, ты не узнаешь настоящей жизни».

«Загляни немного глубже в себя, и ты найдёшь: прямо под твоей логикой текут свежие плоды интуиции.
Перемещайся всё более и более в правое полушарие, становись более женственным, более любящим, отдающимся, доверяющим, подходи ближе и ближе к целому. Не пытайся быть островом — стань частью материка».

http

(2614)